А теперь моя версия: всеобщий дефицит любви! К себе и другим. Мужчины — к женщине. Женщины — к мужчине. Человеку— ко Вселенной. В душе 
PDVSA: Всеобщий дефицит бензина в Венесуэле объясняется проблемами с доставкой его морем из других стран. Видно в 

ТОП 5 советского дефицита Тушенка к середине 70-х стала дефицитом, т.е. товаром Отсюда и байки про всеобщий дефицит.

Дефицит в СССР – как это было
«Советская власть делает все для блага человека. И вы знаете этого человека». Так народная память запечатлела «глубоко уважаемого» Леонида Ильича Брежнева, ставшего в 1964 году, после смещения Никиты Хрущева, первым лицом в государстве. Анекдот довольно точно передает суть семидесятых – эпохи «торможения». Новая, «брежневская» элита отказалась от концепции быстрого развития ради «стабильности», обернувшейся на практике отставанием. Темпы роста ВВП, которые в 50-е составляли в среднем 8% в год, снизились в 60-е до 5,5% и в 70-е – до 4%. Соответственно, в условиях «торможения» национальный продукт начал распределяться избирательно. Если каста чиновников и партийных работников ни в чем особо себе не отказывала, то остальная страна, так и не успев «догнать Америку», роптала в очередях и сочиняла анекдоты о «социалистическом изобилии».
Главным героем наступившей эпохи вместо военных и космонавтов становится тот, кто распределяет. Его величество Продавец, Завмаг или, как шутил всесоюзный юморист Аркадий Райкин, – «Директор-магазин». «Вас много, а я одна» – излюбленная фраза «работника прилавка», как почетно обозначалась должность продавца.
Воодушевление от победы над фашизмом и космических побед отходит на второй план. Жизнь советских людей входит в колею обывательскую – поэтапное приобретение, «доставание», тех или иных дефицитных вещей (похоже на китайскую концепцию «трех круглых вещей» -- часы, велосипед, швейная машинка, которые надо обязательно купить). Этапы «потребительского роста» для среднего советского человека выглядели следующим образом – ковер, хрусталь, мебельная «стенка», цветной телевизор, автомобиль. Так как стоило все очень недешево, потребительских кредитов фактически не существовало и за многими вещами приходилось годами «стоять в очереди», стратегию можно было разрабатывать надолго.
Существование среднестатистического человека в условиях дефицита походило на постоянную «охоту»: те, кто не смог оказаться включенным в цепочки ВИП-распределения, старались повсюду заводить «полезные связи». Обычно речь шла о директорах магазинов, заведующих отделами в торговых точках, завхозах. Приобретение дефицита часто напоминало секретную операцию – сначала звонок от «своего человека», потом стремительный рейд в магазин, чтобы там, скрываясь от взглядов прохаживающихся вдоль пустых полок посетителей, полулегально приобрести, зачастую без примерки (если речь шла об одежде), «отложенную» для тебя вещь. О тонкостях вроде нужного цвета или фасона речи не шло. Если вместо ожидаемых джинсов в наличии были, к примеру, вельветовые брюки, приходилось с радостью брать то, что дают. Те, кто не мог приобрести полезные связи, стояли в очередях. Очереди – еще один символ наступавшей эпохи всеобщего дефицита. Они не были еще столь многочисленными и «драматичными», как в эпоху перестройки. Однако советским гражданам мало-помалу приходилось проводить в них все больше времени.

Через 10 лет в мире может наступить всеобщий дефицит пищи, причиной которого станет глобальное потепление, а к 2030 году 

«Дефицит – это движитель существования. Человек – такое животное, которое хочет достать, он хочет жить так, как мерещится, как прочел. И в советское время проникали картинки о других машинах и других прилавках. Я помню, как в первый раз за границей я зашел в супермаркет, очень похожий на сегодняшний рядовой сельский, – и это был шок. Какой там Нотр-Дам, какой «Мулен Руж» – супермаркет! Тогда все надо было достать. Достал кусочек удовлетворения – и побежал дальше, еще достать. Да и качество было замечательным. Вот я ездил на машине «Победа» – она была сделана из металла вот такой толщины. К ней подходил «карбюратор падающего потока» – ведро с бензином, шланг из клизмы под капот, один за рулем, другой ведро держит. А потом вдруг достали прокладку под бензонасос, поставили – и сам поехал! Счастье. И как только возникало удовлетворение от обладания дефицитом, хотелось делать возвышенное. А сейчас, когда все по горло в состоянии – получается, что и делать нечего, и так все хорошо».
Конечно, уровень товарного дефицита в разных регионах сильно различался. Каждый населенный пункт СССР был отнесен к одной из «категорий снабжения». Всего их было четыре: особая, первая, вторая и третья. К особой и первой категориям относились Москва и Ленинград, крупные промышленные центры, а также такие союзные республики, как Литва, Латвия, Эстония и курорты союзного значения, например Кавказские Минеральные Воды. Жители этих промышленных центров имели право получать из фондов централизованного снабжения хлеб, муку, крупу, мясо, рыбу, масло, сахар, чай, яйца в первую очередь и по более высоким нормам. Потребители особого и первого списков составляли примерно 40% от всех снабжаемых дефицитом, но получали львиную долю государственного снабжения – 70–80%. Если не считать городов-миллионников, то в среднем хуже всего продуктами питания и промышленными товарами снабжалось именно население РСФСР.
Таким образом центр «покупал» лояльность союзных республик. Тем, кто жил в небольших городах, приходилось довольствоваться весьма скудным перечнем товаров. При этом в рамках плановой распределительной экономики ситуация часто доводилась до абсурда. К примеру, в городке Юрьев-Польском Владимирской области, где провел детство автор этих строк, в советские времена работал на местном сырье крупный мясокомбинат. Однако до жителей города, по крайней мере простых смертных, продукция не доходила. Ее распределяли по другим городам области, относившимся к более высокой «категории снабжения».

Нет , там был всеобщий дефицит , запрет на свободное самовыражение , а самое главное -бедность и уравниловка! Вот вы пишите 

Не секрет, что наиболее высокий уровень жизни в СССР был в республиках Закавказья и Прибалтики. Возьмем в качестве примера главный фетиш советской эпохи дефицита – личный автомобиль. Если в 1985 году в РСФСР уровень автомобилизации составлял 44,5 автомобиля на тысячу населения (причем в основном за счет Москвы, Ленинграда и южных областей), в Грузии этот показатель равнялся 79, а в Прибалтике – 80–110. Сегодня уровень автомобилизации составляет в среднем по России 250 автомобилей на тысячу населения, а в Грузии – 130.
Особый доступ к дефицитным товарам имели люди, продвинувшиеся по служебной лестнице в той или иной области. Писатели, актеры, ученые, руководители предприятий, отраслевые управленцы, функционеры . У всех были свои спецмагазины и спецпайки. К борьбе с дефицитом подключались профсоюзы, снабжавшие родные коллективы сгущенкой, тушенкой, колбаской и шпротами – по красным дням календаря, а еще и марокканскими мандаринами и шоколадными конфетами – под Новый год и к «октябрьскому празднику». Глава профсоюза сочинял письмо на бланке предприятия в райпищеторг с просьбой отоварить ударников и передовиков производства продуктами (список прилагался).
В то время, когда одни страдали из-за хронического товарного дефицита, другие на нем зарабатывали. Нехватка определенных товаров, а также разница между регулируемыми госценами и ценами черного рынка, создавали чудовищные диспропорции в товарном обмене. К примеру, в восьмидесятые можно было поменять импортный видеоплеер на долю в кооперативной квартире в центре Москвы. Даже в начале девяностых в столице нередко совершались сделки из разряда «Меняю машину «Москвич» на квартиру». Кому-то эти диспропорции приносили огромные доходы. «Уже в семидесятые годы в одной Москве было несколько тысяч долларовых миллионеров», – уверяет Юрий Бокарев.
Весь дефицит, о котором мечтал советский гражданин, можно условно поделить на две основные категории. Первая – товары советского производства той или иной степени повседневной необходимости, начиная от колбасы и заканчивая туалетной бумагой, которую в обиходе обычно заменяли резаными газетами. Те, кто хорошо помнит советские времена, наверняка с иронией относятся к панике по поводу замены итальянского пармезана на «белорусский» или исчезновения мраморной австралийской говядины. В те годы скупали подчистую почти все, включая товары, которые в глазах современного потребителя могут показаться, скажем так, экзотичными. В семидесятые была распространена мода на книги, хрусталь и фарфор. В книжном магазине случались давки за пятитомником Дюма, отца или сына, или за очередным переизданием «Сестры Керри» Теодора Драйзера или «Братьев Карамазовых» Федора Достоевского. Правда, книги в красивых твердых переплетах покупали в основном для того, чтобы заполнять дефицитные же «стенки» (мебельные гарнитуры), придавая им «престижный вид». Зачастую дефицит имел конкретное название – модно было иметь дома товар какого-то конкретного производителя – так, в промтоварных магазинах охотились именно за чешским хрусталем, гэдээровским сервизом «Мадонна» или люстрой «Каскад» с псевдохрустальными висюльками.
Вторая категория дефицита – разного рода импортные «излишества», символы, как ее называли тогда, «красивой жизни». Джинсы, импортная аудиотехника, кожаные изделия. Произведенные на Западе товары в силу своей недоступности и хорошего качества повсеместно фетишизировались. Неудовлетворенный потребительский спрос доводил ситуацию до того, что советские люди (конечно, далеко не все) заполняли свои серванты пустыми, но красивыми бутылками из-под виски, жестяными пепси-кольными банками и опустошенными сигаретными пачками с изображением ковбоя Мальборо. Эти артефакты в лучших «туземных» традициях с благоговением демонстрировались родственникам и друзьям, которые зачастую не только рассматривали их, но и обнюхивали. Если человек, к примеру, появлялся на публике в импортных джинсах, он неизменно вызывал у других повышенное внимание и даже почитание.
Конечно, власти в СССР понимали ненормальность ситуации, когда вместо «победы коммунизма», обещанной в начале шестидесятых, рядовые советские граждане не обеспечиваются элементарным набором товаром и услуг. Первая половина восьмидесятых была отмечена масштабными попытками победить дефицит. Наибольшие проблемы тогда наблюдались с продовольствием, на 1981 год приходится пик импорта продуктов питания – их закупили на сумму 50 млрд долларов (в долларах 2009 года). Неудивительно, что в 1982 году с большой помпой была утверждена «Продовольственная программа». Ставилась задача ликвидировать в первую оче

Дефицит в СССР был создан искусственно, склады ломились от Простые люди возмущенные саботажем и всеобщим бардаком 

К тому же всеобщий дефицит побуждал людей копить и собирать всё подряд — а ну как пригодится и бабушкина швейная машинка, 
Всеобщий дефицит. Экономическая политика «чавизма» привела к тому, что в стране ощущается острая нехватка молока, сахара, 

«Напишите, пожалуйста, о товарном дефиците в СССР. Повторяем, это всеобщий закон капиталистического производства.

Увлечение квасом – от дефицита питьевой воды. Мясо – лишь в праздник, грибы  Первый – это всеобщий дефицит продуктов. В разные времена он 
Первый показ коллекции Валентина Юдашкина состоялся еще в 1987 году, невзирая на всеобщий дефицит. И вот до сих пор он – символ российской 

(сложная экономическая ситуация в стране; всеобщий дефицит), долгожданное событие произошло в канун Нового 1988 года – 31 декабря 1987 г.

Эпоха застоя. Всеобщий дефицит. Идёт мужик весь обвешенный рулонами туалетной бумаги. За ним тянется толпа и канючит: — Ну, скажи где достал 
Когда кончится этот всеобщий дефицит?» – думала Плам, снова просматривая списки. Она встретилась с Мадди на ланче в «Маршфилдс» и подарила 

Ни дефицита, ни СССР давно уже нет, однако академическая наука до сих в том, что дефицит возникал при всеобщей занятости населения и почти 

Стоит вспомнить и ключевое слово перестройки дефицит.  С.К-М.] Возник, как сказано в Докладе, «всеобщий дефицит» питания, ранее немыслимый.
Всеобщий дефицит настолько заполнял всю нашу жизнь, что потеря его буквально взорвала её изнутри, как взрываются вакуумные 

Всеобщий дефицит настолько заполнял всю нашу жизнь, что потеря его буквально взорвала её изнутри, как взрываются вакуумные 

Дефицит товаров в СССР создавался намеренно  её» через холодильник и создав дефицит, мы предложили другую схему.  В стране не доставало практически всего, что и обусловило всеобщий дефицит.
Вопрос 14: Несмотря на безработицу, одна из довольно характерных для Ирландии профессий испытывает всеобщий дефицит кадров. Средний 

Всеобщий дефицит. Отмена в 1987 году государственной монополии во внешней торговле привела с дисбалансу и без того плохо отлаженную систему 

Стоит вспомнить и ключевое слово перестройки — дефицит.  и что возник, как сказано в Докладе, «всеобщий дефицит» питания, ранее немыслимый.
Особенно в последние годы перед девяносто первым, когда всеобщий дефицит стал нормой и деньги просто обесценились. Даже с хлебом и солью 

Если же выпущено слишком много «денежных» единиц, то возникает всеобщий дефицит благ, услуг и производственных ресурсов, который не может 

Анализ слова «дефицит» - антонимы, синонимы, анаграммы, склонения, спряжения и  Всеобщий дефицит быстро появился в крупнейшем городе.
сопровождалось усилением дефицита на товарных рынках в плановой экономике СССР обычно ссылаются на всеобщий дефицит и огромные 

Отсюда массовый блат, спекуляция, черные рынки, всевозможные распределители и всеобщий дефицит. В любой стране, где господствуют рыночные 

Квартиры в то время выглядели однотипно и в большинстве своем – скучно, так как всеобщий дефицит существенно ограничивал варианты 
Всеобщий дефицит. Благоприятная среда для развития бизнеса. Экспортные операции не производят. В стране возникла нехватка пробки.

Хронический всеобщий дефицит как специфическая форма проявления макроэкономической несбалансированности плановой экономики подвергнута 

всеобщий дефицит витамина
всеобщий дефицит это

всеобщий дефицит магния

всеобщий дефицит или
всеобщий дефицит в ссср

всеобщий дефицит внимания

всеобщий дефицит железа
всеобщий дефицит

всеобщий дефицит кальция

всеобщий дефицит бюджета













Навигация